June 25th, 2013

Гитара

Борцы с "Шиханом" опять оживились...


С социальной рекламой мне всё понятно. Взрослые парни пилят бюджет, занимают рекламные площадки, а к выборам подходят во всеоружии, да еще и с кэшем.
А вот с антиалкогольной мафией я еще пока не сталкивался. Может кто прояснит мне ситуацию?
Как они эту муть в деньги превращают? Кто то трудился, печатал, клеил. Денежку туда, денежку сюда. Кто платит?
Заказ конкурентов? 
promo kabzon march 13, 17:00 24
Buy for 70 tokens
Промокод СБЕРМАРКЕТ RPIDPZ08 выложу в заголовок, что бы не тянуть резину, а потом уже расскажу как Инстаматрт вдруг в sbermarket превратился и почему для меня лично " Сбер market" удобнее чем сотня других операторов. Ссылка на приложение СберМаркет:…
Гитара

Захар

Назире снилось, что ее кто-то глотал. Она проваливалась в сухое горло, как в колодец. Покрытая беловатым налетом, глотка была синей, с черными трещинами, как кирзовый сапог, в котором четыре сезона ходили по затопляемому складу удобрений. Назире стало страшно, и она проснулась. Горло ей снилось свое. Дотянувшись до окна и глотнув из банки воды, Назира сползла с постели и вспомнила про сына, Захара…
В ночь на Рождество, когда дом Назиры гудел, как пчелиный улей, пьяная хозяйка оставила дверь распахнутой. И околел Захар. Не сразу, конечно, — в больнице райцентра от воспаления легких Богу душу отдал.
«Надо что-то делать», — решила Назира, накинула ватник, сына завернула в платок и пошла к соседке Фае, живущей с невысоким библиотекарем напротив. Фая топила баню и встретила ее во дворе. Приняла она Назиру, как обычно, угрюмо-настороженно, но в дом пригласила. Назира помахала у нее перед носом свертком и как-то удивленно произнесла:
— Вот, преставился, сыночек мой.
Фая недоверчиво развернула сверток и положила на стол. Тронула пальцем серый живот Захара. Подергала веко и попыталась открыть ему рот. Не вышло.
— Это он от питания. Вон, какой тощий,— авторитетно заявила соседка — она на ферме работала. — У нас Марта тоже от силоса химического вчера загнулась, в час копыта отбросила.
Назира заинтересовалась:
— И че ее?..
— Ага,— отозвалась подруга. — Пока теплая была, прямо там, на куски, и в кафе дальнобойное. А что осталось, мы на спичках вытягивали, на пятерых поделили. Кому как повезет. Кате вымя досталось. Зойке требуха. А я вон голову варю,— и Фая кивнула на кипящий чан, с торчащим обломанным рогом.
— Бригадир радовался, молодцы, говорит, девки. Дохлую-то и забивать легче. И на захоронке сэкономили. Оформил чин чином. В скотомогильню голяшки понес: говорит — на акт печать ставить.
Назира, и без того невеселая, загрустила совсем: «Почему кому-то все, а мне хрен, да и тот толченый. У Файки — муж, пусть маленький, но мужик в доме, и корова в ее смену сдохла... А у меня за мужика — сыночек-кормилец, да и тот дуба дал. Кругом убыток». За недолгую жизнь Захара Назира успела трижды получить детские деньги, как мать-одиночка. «Считай, не зря жил», — философски мелькнули габаритные огни трогающейся мысли. Посмотрела на Захара, но додумать мысль не успела — Фая встряла:
— Похоже, совсем ничего не ел?
— Да уж, в последние часы даже капусту отвергал, категорически! — тщательно выговаривая слова, согласилась недобитая горем мать. Подтверждая однозначность принятого Захаром решения, твердо рубанула рукой:
— В кого он только такой упрямый… Был.
Мысли о суицидальном упрямстве сына и от кого у него такой характер, Назира опять догнать не успела, их перебили более важные соображения:
Collapse )