Kabzon (kabzon) wrote,
Kabzon
kabzon

Культуре и бизнесу нужен новый горизонт.

загруженное1
Всеволод СПИВАК
Культуре и бизнесу нужен новый горизонт

Ответ предпринимателя на открытое письмо поэта Айдара Хусаинова husainov предпринимателям республики, опубликованное в № 45 газеты «Истоки» от 13 ноября 2013 г.

Всеволод СПИВАК


Считаю нужным ответить и ответить подробно, не потому, что письмо оригинально, а, напротив, я нашел в нем буквально коллекцию стереотипов, из которых формируется в общественном сознании образ современного российского предпринимателя. Я несколько раз пробовал начать писать свой ответ и, как результат, понял, что, несмотря на то, что мы оба пишем русские слова кириллицей и даже сочетание этих слов формирует в голове каждого из нас определенные образы, эти образы различаются у нас в гораздо большей степени, чем если бы я передавал информацию, к примеру, среднестатистическому европейцу жестами.

И вот, соответственно, я не могу решить с чего начать: начать с сути нельзя, так как не определена терминология. Ограничиться терминологией, как обязательным условием перехода к сути, тоже нельзя, так как необходимо обозначить границы, которых я ищу диалога. Если же, ограничившись разумным объемом текста, я обозначу и значения слов и поле поиска, то, безусловно, не только не смогу добиться того изящества, которое Вы продемонстрировали в своем письме, но некоторые фрагменты могут показаться менторскими, что, в целом, было бы неприятно. С другой стороны, выбирая между заранее ущербной попыткой довести до вас (и в этом обмене мыслями продемонстрировать диалог между предпринимателем и литератором) свою позицию и молчанием, я все ж таки постараюсь ответить.

Начнем с толкового словаря. Несмотря на то, что в Вашем письмо это конкретно не указано, но в подавляющем большинстве, разговоры о трудностях российского предпринимательства и социальной ответственности бизнеса, уходят в аргументы на уровне «Абрамович наворовал, Березовский наворовал и т.д. и потому надо «делиться». Давайте сразу определимся, что не каждый человек, который имеет деньги – предприниматель. Чиновник, легализовавший с помощью бизнеса полученные откаты и взятки – не предприниматель, гражданин, укравший деньги из бюджета – не человек дела (в моем понимании), хозяин предприятия, зарабатывающий на искусственно закрытом для других рынке – не бизнесмен. Все они коррупционеры, взяточники, мошенники и к предпринимателям они имеют ничуть не большее отношение, чем к художникам, поэтам или металлургам. Все, что я буду писать далее о предпринимателях, я пишу о тех, кто честно создает продукт своим трудом или привлекая чужой труд на открытом рынке в условиях конкуренции.

Теперь надо определить слово «культура». Вы определили это как «те мысли и идеи, которые живут в головах людей. Это социальные механизмы, которые обеспечивают выживание прогрессивным идеям и которые не дают взять верх мыслям депрессивным, самоубийственным, злым, направленным на саморазрушение общества», таким образом ограничившись областью нематериальной культуры. Ограничение значения термина при предварительном уведомлении – нормальная практика при построении моделей. Но тогда принято говорить не «культура - это….», а что-то вроде «в рамках этого обсуждения я подразумеваю под культурой». Если же вы целенаправленно и принципиально ограничиваете понимание «культура» только «мыслями и идеями» и «социальные механизмы … которые обеспечивают выживание … идеям», то диалог перестает быть возможным. «Что у нас может быть общего с Петей, если я люблю учительницу литературы Марью Иванновну, а Петя только пирожки с капустой?». Скажу более того, когда вы, говоря о культуре, принижаете значение всего, что выходит за рамки идей, это вызывает у меня эмоции, которые могут быть аналогичными тем, которые, полагаю, были у художников после знаменитого посещения выставки авангардистов Хрущевым в 1962 году.

Позвольте применять в дальнейшем классическое определение культуры, взятое из «Большой советской энциклопедии»: «Культура – исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях. Понятие К. употребляется для характеристики материального и духовного уровня развития определённых исторических эпох, общественно-экономических формаций, конкретных обществ, народностей и наций, а также специфических сфер деятельности или жизни». В данном определении подчеркивается взаимовлияние материальных и духовных ценностей. Помните знаменитое Марксово «Бытие определяет сознание» из предисловия «К критике политической экономии»? Можно не соглашаться с Марксом именно в этой формулировке, но трудно спорить с тем, что бытие, как минимум, влияет на сознание и мир чистых идей.

После того, как мы определили условия использования ключевых терминов, позвольте перейти к существу дела.



Вы говорите - «нигде на свете не будут вас и ваших потомков любить и уважать так, как здесь. Нигде, как здесь, вы не сможете заниматься делами первостепенной важности». Можно попросить Вас подумать, что общего, между Бараком Обамой, Николя Саркози, Джорджем Соросом, Сергеем Брином, Айн Рэнд, Милой Йовович, Андреем Геймом и Константином Новоселовым?

Объединяет же их все то, что отцы этих людей родились не в тех странах, где эти люди стали тем, кто они есть. Отец Барака Обамы - Барак Хусейн Обама-старший (1936—1982) — кениец, сын знахаря из народа луо, папа Николя Саркози - Пал Надь-Боча Шаркёзи – родился в Будапеште. Айн Рэнд (Алиса Зиновьевна Розенбаум ) - родилась в Санкт-Петербурге в семье фармацевта, Мила Йовович родилась в Киеве в семье врача из Черногории и русской актрисы. Сергей Брин, занимающий 21 место мирового форбса, родился в Москве. Андрей Гейм и Константин Новоселов – лауреаты Нобелевской премии выходцы из СССР. Я привел примеры людей из политики, искусства, бизнеса, литературы и науки и, я думаю, очевидно, что в мире достаточно стран, в которых при известном трудолюбии и таланте не только дети эмигрантов могут занимать самые высокие позиции в обществе, но и сами эмигранты становятся членами самых элитарных кругов.

У вас нет достаточных аргументов, чтобы убедить успешных людей оставаться там, где им не рады. Уместнее было бы ограничиться чем-нибудь поэтически-чувственным из серии:

Иду я разросшимся садом,

Лицо задевает сирень.

Так мил моим вспыхнувшим взглядам

Состарившийся плетень.

Когда-то у той вон калитки

Мне было шестнадцать лет,

И девушка в белой накидке

Сказала мне ласково: "Нет».



И действительно, где-нибудь на Пикадилли или Монмартре может нахлынуть тоска и придется выпить холодной водочки и слепить самостоятельно пельмени… И можно даже родить что то похожее на:

Ни страны, ни погоста

не хочу выбирать.

На Васильевский остров

я приду умирать.

Но при этом все же не забывайте, что даже тонко чувствовавший Бродский умер в Нью-Йорке, а погост нашел в Венеции. Поймите одну очень простую вещь, сейчас нет ничего вне продуктивного человека, чтобы заставило его быть там, где ему некомфортно… Все, что удерживает талантливого и трудолюбивого человека в России, это, как бы банально это ни звучало, патриотизм, любовь к Родине и отеческим могилам. Не говорите бизнесу: «Вы уверены, что ваши дети и внуки вырастут достойными людьми? Вы уверены, что у них не отберут квартиру и деньги?» Мы уже давно не уверены.

Именно поэтому, все больше людей хотят творить (а предпринимательство – это акт творчества не меньший, чем написание, к примеру, книги) там, где можно быть уверенным в безопасности семьи и бизнеса. Я не хочу, чтобы меня шантажировали будущим моих детей. И вообще шантаж (а прошу прощения, ваше письмо предпринимателям именно так и выглядит, несмотря на легкую вуаль приличий) не лучший способ выстраивать партнерские отношения.

Вы призываете к партнерству во имя той культуры, какой ее видите вы. Но вы не видите и не пытаетесь видеть культуру комплексно. Если Вы не видите сложной взаимосвязи мира идей с материальной культурой, величайшим из изобретений которой являются деньги как всеобщий эквивалент, то позвольте Вам процитировать французского историка и политика Франсуа Гизо: «Такие идеи, бесплодные и не овладевающие внешним миром, вызывают своего рода презрение. Мало того, они вызывают сомнения насчет своей законности в умственном отношении, насчет своей истины: возникает желание считать их химерами за то, что они немощны и не в состоянии управлять общественным положением людей»

Я умышленно не цитирую экономистов, я хочу привести примеры из более близкой Вам литературной сферы. Обратимся к великой русской литературе. Вспомните, с каким подчеркнутым вниманием относился Толстой, Достоевский, Гончаров, Гоголь к описанию финансового состояния своих героев, насколько удивительным образом в этих произведениях противопоставлялись друг другу самые современные на тот момент политэкономические концепции.

Возьмем, к примеру, «Анну Каренину». Толстой скрупулёзно описывал доходы Облонского. А с каким тщательным старанием Лев Толстой подсчитывает стоимость обеда Облонского и Левина, как тщательно калькулирует доходы Вронского и сколько времени уделяет политэкономическим размышлениям Левина!

Посмотрите на «Мертвые души» Гоголя. Какие образы созданы на линиях различных хозяйственных подходов! Это и рациональный, и, похоже, близкий по аргументации своих экономических взглядов к протестантам, Констанжогло и более «наш», столь же успешный Муразов и, тут же им противопоставлен, к примеру, Хлобуев со своими рефлексиями.

Процитирую Гвидо Карпи « …если экономическая тема (отношения собственности, управление усадьбой, торговые операции и т. д.) в первых двух главах позднейшей редакции поэмы ( «Мертвые души») занимает значительное место, соответственно 5 и 6,74 процента текста, то в третьей главе она подскакивает до 39,23 процента и принимает совершенно несвойственный для повествовательного произведения масштаб, в четвертой главе даже поднимаясь до 45,37 процента»

Можно вспомнить размышления о немецком стиле хозяйствовании в «Игроке» Достоевского (а мы ниже еще затронем их) или, в целом, гипертрофированная роль денег в «Братьях Карамазовых» или «Преступлении и наказании».

И закончу это отступление «Вишневым садом» Чехова. Я в школе (думаю, как и вы) писал сочинения, говоря о Костанжогло что-то типа «Не свойственный Гоголю, антиреалистический в данном случае метод творчества и ложность самой идеи были причинами творческой неудачи писателя», писал (а вернее, списывал) о пустых политэкономических размышлениях Левина, и о Лопахине «Он хищник, который сожрет каждого, который слабее его». Но теперь говоря об образе Лопахина, я вижу в нем то соединение нематериальной культуры и необходимого жизненного реализма, которое, безусловно, не будучи идеальным (чего стоит «Охмелия…»), могло быть принято за отдаленный ориентир для современного предпринимателя, чей культурный уровень в среднем ниже, чем Лопахина, но, тем не менее, выше среднего в нашем обществе.

Анализируя собой различные фрагменты этих произведений, сравнивая и противопоставляя их, открывается потрясающая своими масштабами палитра политэкономической дискуссии, в которой принимали активное участие практически все классики русской литературы 19 века. Причем, за редким исключением, они не навязывали читателю свою позицию императивно (что, как мне кажется, в значительной мере понизило ценность, к примеру, «Обыкновенной истории» Гончарова), потому как, будучи всесторонне образованными, понимали аргументации разных сторон.

Достоевский, Гоголь, Толстой - это не только классики русской литературы, но это еще и люди, которые внесли огромный вклад в развитие экономической мысли России. А вы, комментируя, пишете «Деньги ничего не значат». Ну что ж… Пусть это будет авторским видением.

Перейду к следующему соображению. Вы до сих пор считаете предпринимателей хозяевами страны? Ошибка! Они уже проиграли. Помните знаменитое письмо Ленина Дзержинскому: «… журнал «Экономист» — «явный центр белогвардейцев, … Всё это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация её слуг и шпионов и растлителей учащейся молодёжи. Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу». Звучит зловеще современно. Вспомните бывшего ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева, который был вынужден уехать в Париж. Двумя пароходами, конечно, здесь не обойдешься. Проблема в том, что при опьянении нефтедолларами не испытывают реальной потребности в бизнесе. Бизнес в любом государстве – большая боль. Бизнес готов бороться за себя, бизнес готов защищать свои права, бизнес готов выводить людей на улицы. Вспомните историю российского флага. Именно брокеры Российской товарно-сырьевой биржи 20 августа 1991 года изготовили огромное полотнище российского триколора длиной 125 и шириной 6 метров и двинулись с ним мимо Лубянки к Белому Дому. Через два дня, 22 августа, именно этот флаг и стал официальным флагом России.

В большинстве стран, тем не менее, государство должно выстраивать партнерские отношения с бизнесом, потому как именно бизнес в рыночной экономике отвечает за сферу материального производства. В нашей же стране, достаточный уровень материального потребления гарантируется парой десятков сверхкрупных компаний и все остальное в лучшем случае «суета сует и прочая суета», а в худшем «пособники Антанты, организация её слуг и шпионов и растлителей учащейся молодёжи».

Сегодня удобно создать образ предпринимателя как врага и объединится с плебсом в этой ненависти, чтобы обеспечить себе необходимые результаты голосования и необходимый уровень лояльности населения. Общий враг всегда объединяет!

Опьянение сверхдоходами, потеря связи с реальностью - это смерть нашего будущего. Рядом стоит народ, который где-то понимает ущербность этого загула, но заталкивая в пасть очередной ненамеренно упавший с барского стола кусок сервелата, заставляет молчать свой разум. Чиновники забыли свою нищету в то время, когда баррель стоил шесть долларов, а средняя месячная заработная плата в России была всего десять… Никто не думает, почему заводы закрываются, а парковок для автомашин уже не хватает. Ребят, сколько бы у Вас не было коньяка сегодня, поверьте, он всегда заканчивается и, почти всегда, не вовремя.. Экономику, которая привязана единственно к нефти, всегда ждет жесткое утро…

А в это время каждый закон, который в два с половиной раза повышает налоги на заработную плату как было в 2010, уничтожает несколько сотен тысяч ларьков, как вышло в запале развязанной безграмотными депутатами охотой на ведьм, которых они увидели в сигаретах и алкоголе, повышает за один месяц цену на электричество для предпринимателей на 85%, как это произошло этим летом – выталкивает их за границу похлеще, чем НКВД и Дзержинский. Предприниматели не могут быть уверенными в своем будущем и они уже давно не могут отстоять свои интересы.

Но утро без нефти придет. И это утро уже будет без тех людей, которые готовы заложить единственную квартиру в надежде купить киоск и, работая без сна, обеспечивать своих детей. Часть этих людей будет за границей, часть в чиновничестве, часть по тюрьмам, часть же просто сломается. И вот тогда, когда Вы будете в очередной раз стоять в очереди на талоны на туалетную бумагу, чтобы иметь право стать в очередь за туалетной бумагой, может, тогда Вы поймете то, что сделали…

По последним опросам только 3% граждан России хотят быть предпринимателями… Примерно 500 тысяч индивидуальных предпринимателей прекратили свою деятельность с начала года. А есть ли полемика литераторов по поводу этих глобальных социальных явлений?! Нет. Литераторы практически единодушны и это более-менее отражается в цитате из вашего письма « В начале XX века в нашей стране господствовала идея — «давайте убьем всех богачей!» И ведь убили. Вы уверены, что такое не повторится?»

Абсурд стал править в общественном сознании и, дорогие мои «властители дум», вы не пытаетесь остановить эту вакханалию! Да что уж там, у вас, в отличие от Толстого и Достоевского, просто нет необходимой базовой подготовки для понимания элементарных экономических процессов.

Мы возмущаемся, когда поднимают цена на яйца, но при этом незамеченным проходит повышение цен для предпринимателей на 85% на электричество. А связи не чувствуете?

С телевизора говорят о спекулянтах-торговцах и при этом крупные сети разоряются, а зарубежные вообще уходят с нашего рынка. Сеть номер два в мире «Carrefour» продала свои магазины в России, лидер мирового ритейла «WalMart» несколько лет содержал офис в Москве, но принял решение, что не будет работать в России.

Мы говорим о том, что у нас высокий инвестиционный потенциал и сверхприбыли богачей, и наши же капиталы бегут за границу, размещаясь в их банках под два-три процента годовых.

Вы всерьез считаете, что они убегают от сверхприбылей? Это же абсурд!

ФАС периодически громко проверяет нефтяные компании на предмет искусственного повышения цен на бензин, а общественный контроль обвиняет олигархов в росте цен, но при этом мало кто говорит, что доля налогов в цене литра бензина примерно 60-70%, а оставшиеся 30-40 процентов – это себестоимость и прибыль всех звеньев: геологодобычи и разработки недр, транспорт нефти, переработка, строительство и функционирование розничных точек продаж (автозаправок). Старый прием «украл шапку и кричи «Держи вора»!

Мы возмущаемся, когда тарифы ЖКХ растут на 10-15 процентов и, одновременно, ругаемся, если наши доходы растут такими же темпами. Неужели не понятно, что, если заработная плата дворника выросла на 15 процентов, то и счет за его работу должен вырасти в той же степени?

Общество готово выходить на митинги из-за 20-30 срубленных деревьев (и это хорошо), но абсолютно спокойно, когда умирает такое же количество бизнесов. Вот сделали выделенные полосы для автобусов и запретили парковку на Проспекте Октября. Выручка у многих предпринимателей, которые снимали помещения вдоль Проспекта, снизилась от этого на 20-40 процентов. Десятки закрылись. Помещения арендовали другие. Кто-нибудь заметил гибель этих десятков? Кто-нибудь в мэрии просчитал эффект от их ухода и потери налогов? Никто. Вы хоть раз слышали цифры выпадающих налогов бюджета от закрытых в начале года ларьков? От снятых рекламных баннеров? Нет!

Логика у обывателей очень простая: выделенная полоса, исключающая парковки у магазинов (хотя, если бы об этом думали, то их можно было бы сделать) – помогает быстрее передвигаться автобусам и в силу этого общественно полезна. Деревья – это красиво и экологично.. Умерший бизнес – частная проблема небедных людей.. В одноходовке это именно так и выглядит.. Просчитывать второй уровень обыватели не хотят, а власть, хотя и должна, но не умеет.. Администрация, как и литераторы, исключили экономические категории при принятии решений…

А я дойду до экономической арифметики, на время отойдя от Есенина и Бродского… Один круглосуточный ларек обеспечивает первичную полную занятость минимум трем-четырем продавцам и частичную, бухгалтеру, управляющему, водителю и вторичную производителям продукции… В сумме лишь один киоск создает средства для существования 10-15 человек (с учетом иждивенцев: детей, стариков и пр.) Но и это не главное.. Главное то, что даже самый скромный ларек ежегодно платит налоги, сумма которых достаточна, чтобы с высокой степенью вероятности излечить больного гепатитом.. Сотни людей сегодня, прямо сейчас, не могут получить необходимые лекарства от государства по причине отсутствия лимитов на оказание дорогостоящего и высокотехнологичного лечения, и в это время, никто не задумывается насколько замедлится их очередь от закрытия бизнесов… Пятнадцать-двадцать закрытых магазинчиков – это фонд заработной платы средней деревенской школы, которые сейчас по всей стране сокращают или полностью оборудованная карета скорой помощи… Налоги от работы всего лишь одной парикмахерской – это отремонтированный подземный переход в Инорсе, не рискнув войти в который погиб дедушка с двумя внучками. Все боятся сказать, что в системе государственного управления человеческая жизнь стоит конкретных денег... Но ведь время приезда врача на экстренный вызов - это простая функция обеспеченности служб реагирования врачами, медсестрами, машинами и лекарствами... Давно вызывали скорую? Уничтожая налоговую базу, государство уничтожает возможность не только создания комфортных условий для жизни, но зачастую и саму возможность жить! Сравните цену спасения жизни в России и сопоставьте это с потерянными налогами… Вот тогда, может быть уничтожение предпринимателей перестанет казаться таким уж безболезненным и частным делом!

Я не говорю о том, что не надо бороться с пробками, с пьянством, с нелепой рекламой. Я просто хочу, чтобы при принятии таких решений всегда делались экономические расчеты выпадающих доходов, сравнивались альтернативные решения и компенсировались суммы выпадающих доходов бизнесу.

Но коли вы обратились за помощью к предпринимателям, то давайте оценим вклад предпринимателей в культуру постперестроечной эпохи.

Вы, наверное, знаете, что было в стране двадцать-двадцать пять лет назад, но, все же напомню. Кушали только дома, но и в тех ресторанах, которые работали, туалетной бумаги не было… Да в общем-то и туалетов куда можно было зайти гуляющему человеку на весь город было штуки три-четыре. Колбасу «выбрасывали» и, если удавалось попасть на это чудо, то брали «палками»… Кофе было только «Пеле», Это позже его стали называть «пыль бразильских дорог», а в то время наличие этого продукта дома было признаком определенной зажиточности. Джинсы «мальвина» и китайские зеленые пуховики отделяли человека состоятельного от всех остальных. Потолок из Армстронга являлся признаком роскоши. Бутылки от виски (естественно, пустые, полные были только у партийных работников) и банки для пива являлись предметами гордости и коллекционирования. Очередь на установку телефона составляла годы. И это перечисление можно долго продолжать, но остановимся на этом.

И что теперь. Предприниматели приучили людей, что мыло, туалетная бумага, бумажное полотенце и отсутствие запахов – норма даже для очень среднего заведения… Можно, конечно, возразить, что это сделало общество, государство или, что это естественный результат роста материального благополучия. Тогда я посоветую возражающему съездить в сияющий золотом и сверкающий фонтанами в Петергоф. Скорее всего, когда вы сойдете с метеора на пирс, вы вскоре буквально упретесь в запах уличных туалетов. Слева будут стоять с десяток синих пластиковых кабинок, из которых две трети будут закрыты.. У остальных – очереди, в которых смешаются любители русской истории обоих полов. Стыдливо отводя друг от друга глаза, эти леди и джентльмены проведут в общей очереди минут десять-пятнадцать ожидая реализации своего права зайти в эти скворечники… Да уж, трудно в этой очереди родить «Она пришла с мороза, Раскрасневшаяся, Наполнила комнату Ароматом воздуха и духов». Ни государство, которое покрыло золотом каждый метр Петергофа, ни музейные работники, распоряжающиеся громадными бюджетами, ни культурологи, никто не смог изменить этой унизительной традиции… Прав был гениальный Булгаков: « Разруха не в клозетах, а в головах»…

Большая часть россиян, опять-таки с подачи предпринимателей, стала не только использовать нож при еде (в СССР так ели по праздникам, и то не все), но и умеет пользоваться палочками. Телефоны подключают бесплатно. Многие уже не просто пьют, чтобы напиться, а начинают миксовать настроение и чувствуют торфяные нотки в виски. Открылись десятки спортивных клубов с чистыми раздевалками, бассейнами и тренерами. У всех есть доступ к интернету, а если и нет, то вокруг нас достаточно бесплатных подключений. В каждом турагенстве продают туры выходного дня в Турцию, Египет, ОАЭ, а увидеть Париж может позволить себе человек с весьма скромным доходом. По количеству введенных в этом году в эксплуатацию кинозалов Россия один из мировых лидеров. И это сделал бизнес.

Что же делали в это время литераторы? Двадцать пять лет назад мы жили в стране, которая была самой читающей в мире… Лучший подарок на день рождения для меня был «Граф Монте-Кристо». Мой папа, когда ему было 23-24, стоял всю ночь в очереди на подписку, а мама носила ему кофе. Примерно 400 рублей (а это месячная заработная плата «на северах») в год в нашей семье уходило на подписку на разные толстые и не очень журналы. Мы бы тратили больше, но не на все можно было получить подписку. Высоцкого перепечатывали на первых принтерах и это было чудо. Поэты собирали полные залы и были звездами, которых знала вся страна, а девчата сходили с ума от Вознесенского и Евтушенко.

За последние двадцать пять лет литераторы получили все, чего им не хватало в СССР: доступ к миллиардной аудитории (через интернет) без цензуры, относительно дешевую печать, возможность ездить по заграницам и знакомится с мировой культурой. И что? Современных поэтов никто не знает (за исключением Остера, Вишневского и Губермана), серьезную литературу не читают. Каждый россиянин в среднем тратит в день только девять минут на чтение книг! Конечно, можно обвинять власть, бизнес, образование. Но ведь до сих пор, большая часть населения – это те, кто ночевал в очередях за книгами, кто записывал стихи в специальную тетрадку, кто брал на два дня «Детей Арбата» и целыми днями и ночами читал. Почему они перестали читать? Я уверен, что литераторам банально нечего сказать! Просто нечего сказать… Было что сказать Бродскому, Солженицину, Шаламову, Гроссману, да даже и Алешковскому … А вот теперь сказать нечего. И деньги здесь не помогут. Помните, как говорил Кот Матроскин «Средства то у нас есть, у нас ума нет». Проблема отечественных литераторов в том, что они (в отличие от Толстого, Достоевского, Пушкина) не знают ни экономики, ни социологии, ни политики. Они не знают реальной жизни. Они живут в своем мире чистого творчества, в том мире, где, прошу прощение за использование устойчивого выражения, «принцессы не какают», а деньги зло…

Я даже не пойму литераторов, которые просят им помочь. Чего хотите то? Напишите чего-нибудь стоящего и из нескольких миллиардов, которые есть в интернете, найдется пару тысяч, которые будут вас кормить. Но пока у меня такое ощущение, что свободный доступ к аудитории лишь подчеркивает тот факт, что король то голый!

Предприниматели дали Вам все коммуникации и средства труда. Писать за вас они не будут и не могут.

Но вот в чем Вы отчасти (опять-таки, только лишь отчасти) правы так это в том посыле, который заложен во фразе «Но вот предо мной статистика: в России, да и в других странах, во все времена новые богачи вымирали за три поколения» Почему отчасти? Посмотрите на династии Вандербильдов (основатель династии родился в 1794), Ротшильдов (Майер Амшель Ротшильд родился в 1744), Рокфеллеров (Джон Рокфеллер родился в 1839 году), Гуггенхаймов. Потомки основателей этих династий живут и сейчас и многие из них до сих пор оказывают заметное влияние на мировые бизнес-процессы и, к слову, на развитие культуры ( к примеру, музеи Гуггенхайма или фонды Рокфеллеров). И это только крупнейшие династии.

А правы Вы в том, что в России на самом деле резко снизился горизонт планирования и, зачастую, он не превышает одного поколения. Впрочем, я не уверен, что это проблема только современного поколения. Я процитирую (возможно, немного больше, чем надо) Вам фрагмент из «Игрока» Достоевского:

«А я лучше захочу всю жизнь прокочевать в киргизской палатке, — вскричал я, — чем поклоняться немецкому идолу.

— Какому идолу? — вскричал генерал, уже начиная серьезно сердиться.

— Немецкому способу накопления богатств. Я здесь недолго, но, однако ж, все-таки, что я здесь успел подметить и проверить, возмущает мою татарскую породу. Ей-богу, не хочу таких добродетелей! Я здесь успел уже вчера обойти верст на десять кругом. Ну, точь-в-точь то же самое, как в нравоучительных немецких книжечках с картинками: есть здесь везде у них в каждом доме свой фатер, ужасно добродетельный и необыкновенно честный. Уж такой честный, что подойти к нему страшно. Терпеть не могу честных людей, к которым подходить страшно. У каждого эдакого фатера есть семья, и по вечерам все они вслух поучительные книги читают. Над домиком шумят вязы и каштаны. Закат солнца, на крыше аист, и всё необыкновенно поэтическое и трогательное...

Уж вы не сердитесь, генерал, позвольте мне рассказать потрогательнее. Я сам помню, как мой отец, покойник, тоже под липками, в палисаднике, по вечерам вслух читал мне и матери подобные книжки... Я ведь сам могу судить об этом как следует. Ну, так всякая эдакая здешняя семья в полнейшем рабстве и повиновении у фатера. Все работают, как волы, и все копят деньги, как жиды. Положим, фатер скопил уже столько-то гульденов и рассчитывает на старшего сына, чтобы ему ремесло аль землишку передать; для этого дочери приданого не дают, и она остается в девках. Для этого же младшего сына продают в кабалу аль в солдаты и деньги приобщают к домашнему капиталу. Право, это здесь делается; я расспрашивал. Всё это делается не иначе, как от честности, от усиленной честности, до того, что и младший проданный сын верует, что его не иначе, как от честности, продали, — а уж это идеал, когда сама жертва радуется, что ее на заклание ведут. Что же дальше? Дальше то, что и старшему тоже не легче: есть там у него такая Амальхен, с которою он сердцем соединился, — но жениться нельзя, потому что гульденов еще столько не накоплено. Тоже ждут благонравно и искренно и с улыбкой на заклание идут. У Амальхен уж щеки ввалились, сохнет. Наконец, лет через двадцать, благосостояние умножилось; гульдены честно и добродетельно скоплены. Фатер благословляет сорокалетнего старшего и тридцатипятилетнюю Амальхен, с иссохшей грудью и красным носом... При этом плачет, мораль читает и умирает. Старший превращается сам в добродетельного фатера, и начинается опять та же история. Лет эдак чрез пятьдесят или чрез семьдесят внук первого фатера действительно уже осуществляет значительный капитал и передает своему сыну, тот своему, тот своему, и поколений через пять или шесть выходит сам барон Ротшильд или Гоппе и Комп., или там черт знает кто. Ну-с, как же не величественное зрелище: столетний или двухсотлетний преемственный труд, терпение, ум, честность, характер, твердость, расчет, аист на крыше! Чего же вам еще, ведь уж выше этого нет ничего, и с этой точки они сами начинают весь мир судить и виновных, то есть чуть-чуть на них не похожих, тотчас же казнить. Ну-с, так вот в чем дело: я уж лучше хочу дебоширить по-русски или разживаться на рулетке. Не хочу я быть Гоппе и Комп. чрез пять поколений. Мне деньги нужны для меня самого, а я не считаю всего себя чем-то необходимым и придаточным к капиталу. Я знаю, что я ужасно наврал, но пусть так оно и будет. Таковы мои убеждения»

Во-первых, не удержусь еще раз продемонстрировать Вам, что Ваш статистический вывод о трех династиях все ж таки весьма спорен.

Во-вторых, как Вы видите, подобное отношение к будущему свойственно не только предпринимателям. Вы не думали, что это характеризует вообще многие процессы в нашем обществе?

Вот, к примеру, высшее образование. У нас оценка ВУЗов происходит на основании текущих показателей. В США и Великобритании на основании успехов выпускников за три-четыре поколения. Неудивительно, что из российских ВУЗов в мировых рейтингах в первой сотни попадается только МГУ (и то ближе к концу).

Да что там! Возьмите эту чехарду с введением-отменой промилле для водителей, переводом стрелок часов, плоской и прогрессивной шкалой налогов и прочее.




Продолжение в комментах...

Tags: охрененно!!!
Subscribe
promo kabzon august 28, 22:02 26
Buy for 70 tokens
Новое такси DYLYVER Диливер заходит на рынок. (вернее два: диливер (не путать с деливер гетт или клаб) и такси ДиДи). О китайском Didi расскажу позже, когда они определяться со вкусняшками для пассажиров и водителей. Помните я писал как мне с одного оператора приходили "плюшки" за…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →